Чудеса на войне

1. Горящая лампада помогла мне выжить:
Чем для меня была ленинградская блокада? Я жила одна, потому что мой супруг находился в ссылке в Калинине. Я ездила к нему раз в месяц, но с началом войны вырваться из Ленинграда становилось все труднее. Он работал корректором в одном издательстве, но когда пришли немцы, работы не стало, а я отсюда уже ничем не могла ему помочь — переводы не доходили... Лишь много времени спустя я узнала, что он умер от голода, одинокий, больной, всеми брошенный старик.

Я преподавала в школе. Да, был паек, вы знаете, какой. Об этом писали много. Были и голод, и стужа, и смерть кругом, нехватка воды... Все это обдает незабытым ужасом при всяком воспоминании. Много страшного было вокруг, но мне запомнились два эпизода.


Один — зловещий, другой, наоборот, бодрящий, укрепивший во мне надежду на Бога, которая, могу с чистой совестью засвидетельствовать, меня никогда не покидала.

Случай первый. Это было в начале блокады. Я ехала на трамвае (еще ходили трамваи). Вдруг остановка. Ждем отправления — вагон стоит. Вагоновожатая постучала пальцем в окно кабины, показывая на какую-то помеху на пути. Пассажиры, и я в том числе, вышли наружу и увидели жуткое зрелище: полчище крыс направлялось из города. Количество их не поддавалось исчислению, оно было огромно. Впереди шел вожак — седая, исполинская, жирная и страшная крыса. Она выводила своих сородичей из осажденного города, где даже этим всеядным и мелким зверькам не выжить. Все с молчаливым страхом смотрели вслед исходящим грызунам и наверняка вспоминали пословицу о тонущем корабле, с которого эти твари первыми бегут, а мы вынуждены остаться. 

 Другой случай произошел сразу после мощного обстрела, заставшего меня на пути с работы домой. Тревогу я переждала в бомбоубежище и, когда по радио объявили отбой, заспешила к себе. Мое внимание привлек большой пятиэтажный дом, стоявший ранее за два квартала от меня.
После сегодняшнего обстрела от него остались одни развалины. Только угол здания уцелел. На одном из этажей в этом самом углу угадывались остатки жилой комнаты: торчали обломки половых досок, куски штукатурки, висевшие на прутьях дранки и... нечто совершенно невероятное: небольшая икона Божией Матери в серебряном окладе с горящей перед ней лампадой! Все здание рассыпалось, а лампада даже не погасла! И я, и немногочисленные прохожие глядели на это чудо в немом изумлении и каком-то мистическом восторге: это был явный знак милости Божией к нам — осажденным, во всяком случае, я восприняла его таким образом. Эта горящая лампада помогла мне выжить.

2.Помощь святителя Николая
На Руси святитель Николай, архиепископ Мир Ликийских, живший в IV веке, самый почитаемый с древности. И особенно у нас на Севере, где во многих селениях стоял свой Никольский храм, а в каждом доме северянина, и особенно в Поморье, в красном углу обязательно хранилась икона угодника Божия - скорого помощника во всех бедах и скорбях, известного делами охраны, милосердия и спасения. В церковных песнопениях Николая Чудотворца славят как «верных утверждение», «побеждаемым помощь», как «великого учителя и заступника».
О чудесах спасения святителем Николаем попавших в беду нередко можно услышать и в наши дни.

Надеяться больше не на кого
Н. служил на подводной лодке. Однажды произошло несчастье, что-то случилось с приборами, лодка не могла всплыть. Обстоятельства были настолько серьезными, что командир построил весь экипаж и сказал: «Верующие есть? Два шага вперед». Н. не считал себя верующим, но, когда уходил на службу, мать благословила его иконой Николая Чудотворца. Об этом он и сказал командиру. Тот приказал принести икону и всем встать перед ней на колени, а потом попросил: «Молитесь, как умеете. Надеяться больше не на кого». Лодка всплыла, а бывший матрос Н. служит теперь в церкви на Вологодчине.

Спасение летчика
Бывший военный летчик рассказывал о том, как во время Великой Отечественной войны его спас святитель Николай. Мать этого летчика была верующей, а сын был далек от Церкви, но смирился, когда родительница зашила ему в военную форму какой-то медальон.
Воевать летчику пришлось на Севере. Однажды в бою его самолет подбили, и он выбросился с парашютом, но все равно был обречен. Утонуть он не мог, так как был со спасательным поясом, но температура воды в Баренцевом море была такой низкой, что смерть от холода наступила бы довольно скоро. Вдруг он услышал плеск весел. Смотрит: небольшая лодка, в ней — старичок, который не только втащил летчика в свою лодку, но и довез до берега, устроил на пригорке, откуда были видны огни, так редко встречающегося на Севере селения. А оттуда уже спешили на помощь люди. Летчика обогрели, накормили и очень удивлялись, как смог он добраться до берега. Никакой лодки на берегу не было, старичка, о котором рассказал летчик, тоже нигде не было видно, но когда летчику стали переодевать мокрое белье, обнаружили зашитый в нем медальон. Взглянул летчик на изображение — и узнал спасшего его старичка. Это была икона святителя Николая, которому мать всю войну молилась помощи сыну — и тот вернулся с фронта живым. («Ионинский листок»).

3.Плач Богородицы
Место, где мы сидели в окопах, казалось каким-то особенным. Словно кто-то помогал нам: немцы атаковали нас превосходящими силами, а мы их отбрасывали, и потери у нас были на удивление небольшими.

А в тот день бой был особенно жестоким. Вся ничейная полоса покрылась телами убитых - и наших, и немцев. Бой стих только к вечеру. Мы занялись, кто, чем в ожидании, когда нам ужин привезут. Я достал кисет, закурил, а земляк мой, Иван Божков, отошел в сторону. Вдруг вижу: Божков высунул голову над бруствером.
 - Иван, - кричу, - ты что делаешь? Снайпера дожидаешься?
 Божков опустился в окоп - сам не свой. И говорит мне тихо:
 - Петя, там женщина плачет...
 - Тебе показалось, откуда тут женщине взяться?
 Но когда со стороны немцев стихла «музыка», мы услышали, что где-то и вправду плачет женщина. Божков надел на голову каску и вылез на бруствер.
 - Там туман клубится, — говорит он нам. - А в тумане по ничейной полосе в нашу сторону идет женщина... Наклоняется над убитыми и плачет. Господи! Она похожа на Богородицу... Братцы! Ведь нас Господь избрал для этой памятной минуты, на наших глазах чудо совершается! Перед нами святое видение!..
 Мы осторожно выглянули из окопа. По ничейной полосе в клубах тумана шла женщина в темной и длинной одежде. Она склонялась к земле и громко плакала. Тут кто-то говорит:
 - А немцы тоже на видение смотрят. Вон их каски над окопами торчат... Да, тут что-то не так. Смотри, какая Она высокая, раза в два выше обычной женщины...
 Господи, как же Она плакала, прямо в душе все переворачивалось!
 Пока мы смотрели на видение, странный туман покрыл большую часть ничейной полосы. Мне подумалось:
 «Надо же, будто саваном погибших укрывает...» А Женщина, так похожая на Богородицу, вдруг перестала плакать, повернулась в сторону наших окопов и поклонилась.
 - Богородица в нашу сторону поклонилась! Победа за нами! - громко сказал Божков.

4.Явление Богородицы немецкому офицеру спасло жизни жителей целой белорусской деревни
Жители деревни Рожковка в сентябре 1942 года едва не повторили судьбу печально известной Хатыни. 22 июня 1941 года — начало одной из самых кровопролитных воин. Неготовую к противостоянию Беларусь быстро оккупировали фашисты. Однако территория, покрытая лесами, деревнями и болотами оказалась идеальной для партизанской борьбы.
Немцы изведенные длительным партизанским противостоянием, против которого не могли что-либо сделать, решили устранять поддержку партизан, уничтожая деревни. Жертвой такой карательной акции и стала Хатынь, а также 186 белорусских деревень. В сентябре 1942 года деревню Рожковка Каменецкого района немцы так же приговорили к сожжению. Деревня уже была в окружении, жителей согнали в яму для расстрела. Еще немного и приговор был бы приведён в исполнение. Как вдруг на поле приземлился самолет. Немецкий майор попросил остановить казнь на 4 часа. Спустя указанное время загадочный летчик вернулся с помилованием в руках. Несколько часов спустя вся деревня узнала причину своего чудесного спасения.
Как оказалось, во время полета немецкому летчику привиделась Дева Мария в голубом одеянии. Майор, увидев в этом знак свыше, отменил расстрел деревни. А еще спустя время привез написанный им лик самой Девы Марии. Историю теперь передают по наследству. В память обо всех погибших во время лихолетья на рожковском поле установили памятный знак. А сама спасительница теперь на самом почетном месте в сельской церкви в честь Казанской иконы Божией Матери. За 66 лет икона Божьей Матери Рожковской совсем не изменилась. Краски такие же яркие, а желающих поклониться святыне с каждым годом становится все больше.

5.Знамение над Сталинградом
Этот недавно найденный архивный документ времен Великой Отечественной войны по-своему уникален. В отчете уполномоченного Совета по делам Русской Православной Церкви сообщено о чуде, свидетелями которого были солдаты и офицеры целой воинской части, участвовавшей в боях за Сталинград. ...После сокрушительного поражения под Москвой зимой 1941 года германское командование рассчитывало нанести главный удар на южном участке - прорваться через Ростов к Сталинграду и на Северный Кавказ, а оттуда - к Каспийскому морю. Этим путем немцы надеялись достигнуть источников кавказской нефти и повести дальнейшее наступление на север вдоль Волги. Поэтому оборона Сталинграда представлялась советскому руководству важнейшей стратегической задачей.
В середине июля 1942 года в район города была срочно перегруппирована 62-я армия генерала Чуйкова, на которую легла основная тяжесть борьбы с 26 дивизиями противника. Предприняв в сентябре два штурма крепости на Волге, фашисты теперь готовились к последнему, генеральному. К этому времени в их руках уже находилась часть Сталинграда. Атаки врага следовали одна за другой. 15 октября гитлеровцам удалось овладеть Сталинградским тракторным заводом и на узком двухкилометровом участке выйти к Волге. Положение наших войск осложнилось: те части, которые действовали севернее завода, оказались отрезанными, но героическая борьба продолжалась, в течение месяца шли тяжелые уличные бои за каждый квартал, дом, за каждый метр сталинградской земли.
11 ноября фашисты предприняли очередную попытку штурма города. В этот день они смогли занять несколько корпусов завода «Баррикада» и пробиться к Волге. Героически сражавшаяся армия генерала Чуйкова оказалась рассеченной на три части. И вот в самый критический момент битвы бойцы, на одном из участков сражения, увидели над Сталинградом нечто такое, что заставило их содрогнуться: в ночном небе появилось некое таинственное знамение, указывающее на спасение города, армии и на скорую победу советских войск. К сожалению, в найденном документе нет конкретных сведений о том, что именно увидели воины в сталинградском небе — было ли то явление Божией Матери, указующей путь отступления немецких войск, как это бывало не раз во время других сражений, или же какое-то другое знамение, свидетельствующее о явной помощи Божией нашему народу.
...Среди руин Сталинграда единственным уцелевшим зданием оставалась церковь в честь Казанской иконы Божией Матери с приделом преподобного Сергия Радонежского.

6.Поверить в чудо!
В музее Краснознаменного Московского округа внутренних войск МВД России хранится один интересный экспонат. Неприглядная на вид тяжелая пластина бронежилета, с засевшей в ней пулей калибра 5,45 мм. Стальной сердечник, пройдя насквозь несколько миллиметров прочного сплава, вдруг остановился, словно встретив непреодолимое препятствие. Это “препятствие” находится рядом: чуть помятая и проколотая той самой пулей бумажная иконка Преподобного Сергия Радонежского и совсем маленькая иконка Святителя Николая Чудотворца, находившиеся в тот момент во внутреннем кармане “броника”. Именно они и остановили смертельный полет бандитской пули. Возможно ли такое? Ответ дан почти две тысячи лет назад самим Спасителем, Богочеловеком Иисусом Христом: “Невозможное человекам, возможно Богу”. (Евангелие от Луки,18:27)
Прошло уже немало времени с тех пор, когда начальник склада инженерного имущества полка старший прапорщик Валентина Румянова, готовя к утилизации поврежденные средства индивидуальной бронезащиты, сданные ей на склад, обратила внимание на эту пластину и выпавшие из кармана чехла иконки. Шел конец 1996 года. Тяжелое для страны время, время Хасавъюртского перемирия и изгнания российских войск из пределов “независимой Ичкерии”. Время позора Кремлевского руководства и слез матерей, чьи сыновья оставались в бандитском плену, брошенные на произвол судьбы.
Внутренние войска возвращались домой с честью, выполнив свой долг до конца. “Пусть она не права, но она наша Родина!” – было написано на броне, выводимой техники. Умывшись кровью августовских ожесточенных боев и потеряв в них более 200 человек убитыми и пропавшими без вести, свыше 600 - ранеными, более 40 единиц техники, 4 вертолета, солдаты правопорядка не сдали бандитам ни единого блок-поста, ни единого стратегически важного здания в почти трехнедельной сумасшедшей череде городских боев.
Кто он, владелец счастливого бронежелета? Как оказался броник на складе? Сегодня узнать это вряд ли удастся, да и чего зря гадать. Разве мало нам живого свидетельства, разве мы не верим своим глазам? Для наглядности рядом лежит бронепластина с другого броника. Пробитая пулей насквозь. И это тоже факт. Хотя погрязшему во мраке метафизики уму прагматика-материалиста, наверное, это покажется неубедительным. “Пуля могла быть на излете, потеряв свою убойную силу”, – слышу комментарий из рядов таких вот скептиков. Конечно, могла. Хотя шансов на жизнь у этой версии, не больше, чем у теории создания мира волей нелепой случайности, вследствие гигантского взрыва Вселенной. Пусть один из тысячи, из миллиона, но пока он есть, этот шанс, можно чувствовать себя спокойно, а значит жить, как жил раньше, не выходя за рамки своего привычного мирка, баюкая себя непоколебимой аксиомой пещерного материализма, гласящего, что “Бытие определяет сознание”. Что же, как известно, невольник не богомольник.
Между тем, чудесных фактов спасения не только отдельных людей, но и целых народов, история знает великое множество, но почему же не знает о них большинство? Ответ может быть только один: “Потому что не хотят знать”. Разве сейчас закрыт доступ к самой разнообразной информации? Разве за чтение, наполненных такими фактами книг Священного писания подвергают гонениям? Разве за право анализировать и сопоставлять исторические свидетельства и неопровержимые факты сажают в тюрьму? Нет, нет и нет. Люди предпочитаются таращиться в телеэкраны, читать “облегченную” прессу, все свои думы посвящать хлебу насущному. Но факты, как говорится, вещь упрямая.
Например, известнейший исторический факт спасения Руси от полчищ непобедимого Тамерлана, произошедший 8 сентября 1395 года? Кто остановил тогда под Ельцом, многочисленные, как морской песок, войска Великого Хромца, не знавшего доселе ни единого поражения. Нет, не малочисленное княжеское войско Василия Дмитриевича, сына Димитрия Донского, не народное ополчение и не русские морозы и распутица. Ясно сказано, как в русской, так и татарской летописях о явившейся в видении Тамерлану Женщины в багряных одеждах, повелевшей ему немедленно убираться восвояси, что он и поспешил сделать. Эта Женщина и поныне именуется Богородицей, а событие это ежегодно и торжественно отмечается Русской Православной Церковью, как день празднования Владимирской иконы Божией Матери, которой тогда весьма усердно молились русские люди во главе с Великим князем и митрополитом. Эта древнейшая икона сохранилась для потомков в оригинале, и находиться в храме при Третьяковской галерее. Настоятель этого храма, выступая пару лет назад по радио “Радонеж”, сетовал: “Почему же, даже в этот день не идут поклониться иконе москвичи?”
Ждут своего часа, глубокого всестороннего исследования и широкого опубликования события, связанные с важнейшими периодами современной отечественной истории: Крымской, русско-японской, Первой мировой, Великой Отечественной войнами, обоими чеченскими кампаниями, имеющими в своей основе духовную подоплеку. Об этом могли бы рассказать Касперовская, Порт-Артурская, Песчанская, Августовская, Казанская, Свято-Крестовская иконы Божией Матери.
Не оставляют нас своими молитвами и святые. До сегодняшнего дня происходят вразумляющие нас чудеса и знамения, которым несть числа. Часто они касаются нашего воинства.
…Дело было в период первой чеченской кампании. Группе наших военнослужащих, отдыхавших в брошенном чеченском доме, словно из-под земли, незамеченная часовым явилась какая-то пожилая женщина в белом платочке. “Срочно выбегайте наружу, сейчас дом взорвется!” - строго сказала она. Едва солдаты успели выскочить во двор, как прогремел сильный взрыв. Долго потом бойцы искали под развалинами спасшую им жизнь старушку, но она как в воду канула. Нашел ее один из них, лишь благополучно вернувшись домой. Нашел в храме, признав ту “старушку” в изображенной на иконе блаженной Ксении Петербургской, известной попечительнице и заступнице многих русских людей.

…В ночь перед выполнением задачи по участию в освобождении города Грозного в январе 2000 года, командир одной из штурмовых групп 15-го полка гвардейской Таманской дивизии майор Антон М. усердно молился Богу об успешном выполнении поставленной ему боевой задачи. Задремав, он увидел своего духовного отца, известного московского священника Федора Соколова, который о чем-то спорил с дивным седобородым старцем. В четыре утра начался штурм, во время которого в группе майора ни один боец не был даже ранен, несмотря на яростное сопротивление боевиков. Все его солдаты были верующими, у каждого помимо креста на груди, лоб был повязан пояском со словами 90-го Псалма: “Живый в помощи…”. Когда в одного из его солдат боевик в упор выпустил очередь из автомата, то пули, лишь задев голову, ушли в сторону, оставив на лбу солдата шишки. Вскоре из письма матери, офицер узнал, что его духовный отец в ту самую ночь трагически погиб, отдав свою жизнь за своих духовных чад, русских солдат. А седобородый старец был удивительно похож на Святителя Николая Чудотворца.

…В Троице-Сергиевой Лавре хранится бронированная дверь с судового храма одного из кораблей императорского флота, крейсера “Димитрий Донской”, получившего повреждение и затонувшего в одном из морских сражений с японцами. На двери - икона святого Великомученика и воина Димитрия Солунского. Эта дверь всплыла (!) на поверхность моря, после того, как корабль скрылся в волнах. Ее доставили на берег через несколько дней китайские рыбаки. Как эта стальная дверь, весом больше двух пудов могла сама отделиться от корабля и всплыть?

“Почему же эти чудеса не происходят повсеместно, - может последовать деловой вопрос скептика, - глядишь, так бы и уверовали все”. Но чудо ведь потому и называется чудом, что происходит вопреки известным нам законам, и не поддается изучению. И остается оно чудом, пока способно потрясти и удивить, не став обычным явлением. Никого ведь не удивишь сейчас телевизором, компьютером. А лет, этак, 50 назад, как бы их назвали?

Необходима для принятия чуда еще и Вера. “По Вере вашей, да будет вам”, - говорит Господь! В одной Евангельской притче умерший и попавший во ад богач просит небожителя, праотца Авраама послать к его живущим на земле пятерым братьям, пребывающего с Авраамом в небесных обителях знакомого нищего Лазаря, чтобы он убедил их переменить свою грешную и распутную жизнь. “У них есть пророки; пусть их слушают, - отвечает ему праведник. – А если бы кто и их мертвых воскрес, не поверят”. (Евангелие от Луки,16:19-31) Страшный приговор человеку, потерявшему один из главных даров Божиих, способность верить.
Другое, главное условие принятия чуда – покорность воле Божьей. “На все воля Божия”, - так раньше и говорили православные русские люди, отдавая себя со смирением именно в Его руки, так, как доверяет себя отцу маленький ребенок.

…Когда группа спецназовцев, уходящая от преследовавших их по пятам душманов, окончательно выбилась из сил и командир решил принять бой, шансов остаться в живых у них практически не было никаких. Кончались патроны, не было связи, чтобы вызвать вертушки и медикаментов, оказать помощь раненым. Измотанные бойцы, заняв круговую оборону, готовясь принять последний бой, стали прощаться и просить друг у друга прощения. Просить искренне, нелицемерно, от всей души. Была полная покорность Богу и вера в Него. И произошло чудо! Душманы, знавшие это горы, как свои пять пальцев, прошли всего в нескольких метрах от наших воинов, не заметив их. Этот случай описан писателем Виктором Николаевым, бывшим военным летчиком, майором запаса, ветеранам-афганцем в его книге “Живый в помощи”. Сама его жизнь свидетельствует о чуде. Во время сложнейшей операции по трепанации черепа, лишь несколько мгновений, которые подарил ему Господь, спасли ему жизнь: назревший гнойник размером с куриное яйцо сам лопнул через секунду после того, как был удален хирургом. Все это время перед дверьми операционной непрестанно и смиренно молилась его супруга, беспрестанно читая 90-й Псалом и моля Бога: “Исцели Господи раба Божия Виктора, но не как я прошу, а как Ты!”

Нет, далеко не случайно хранится в окружном музее этот экспонат. Кто-то пройдет мимо, лишь равнодушно скользнув взглядом, а кто-то и замрет пораженный увиденным. На все воля Божия. Все зависит от чистоты сердца каждого. “Блаженны чистые сердцем, ибо они Бога узрят”, - говорил Христос в Нагорной проповеди, обращаясь к народу. Узреть Бога в этом чудесном факте кому-то кажется, так просто. А для кого-то этот путь труден, почти невозможен! Но если попросить от всего сердца, от всей души, подобно отцу тяжкоболящего ребенка, обратившегося ко Христу: “Верую, Господи, помоги моему неверию!”, - неужели Он не услышит!

При посещении музея в ноябре 1997 года святейший Патриарх всея Руси Алексий Второй прямо указал на явленное Богом знамение в укрепление веры в нашем воинстве, напомнив слова великого русского полководца Александра Васильевича Суворова: “Молись Богу, от Него победа!”

7.И вывела по тропочке к своим...
Среди наших известнейших священнослужителей было немало ветеранов Великой Отечественной войны, оставивших потомству свои воспоминания о боевом прошлом, о чудесных встречах на дорогах войны. Вот что рассказал о себе наместник Псково-Печерского монастыря архимандрит Алипий (Воронов).

В молодости он был неверующим человеком. Когда началась Великая Отечественная война, его, офицера, призвали на фронт. На прощание мать дала ему иконку Божией Матери и завещала: «Сынок, когда тебе будет трудно, достань иконку, помолись Богородице - Она тебе поможет!» Материнское напутствие не изгладилось из памяти: согревало, вселяло надежду.

 Однажды с группой своих солдат он попал в окружение в лесу, был ранен. С трех сторон немцы, с четвертой - вязкое болото. Тут-то и вспомнил он материнский наказ. Поотстал немного от своих, достал иконку и, как мог, стал молиться: «Богородица Дева, если Ты есть - помоги!». Помолился и возвращается к своим, а рядом с ними стоит старушка, обращается к ним: «Что, заплутали, сынки? Пойдемте, я вам тропочку покажу!». И вывела всех по тропочке к своим.

Отец Алипий отстал опять и говорит старушке: «Ну, мать, не знаю, как тебя и отблагодарить!» А «старушка» ему отвечает: «А ты Мне еще всю жизнь свою служить будешь!» - и пропала, как будто и не было. Тут-то и вспомнил он прощальное материнское напутствие, тут только и понял он, что это была за «старушка»!

 И слова те оказались неложными: действительно, и служил он потом всю жизнь Божией Матери - долгие годы был наместником Свято-Успенского Псково-Печерского монастыря.

8.Русская Мадонна
Об этом потрясающем случае помнят все в Жировицах, где в Успенском монастыре в Белоруссии служит мой сын Петр.

Когда в Великую Отечественную войну немцы стояли в монастыре, в одном из храмов держали оружие, взрывчатку, автоматы, пулеметы. Заведующий этим складом был поражен, когда увидел, как появилась Женщина, одетая как монахиня, и сказала по-немецки:

— Уходите отсюда, иначе вам будет плохо...

Он хотел Ее схватить — ничего не получилось. Она в церковь зашла — и он зашел за Ней. Поразился, что Ее нет нигде. Видел, слышал, что зашла в храм, — а нет Ее. Не по себе ему стало, перепугался даже. Доложил своему командиру, а тот говорит:

— Это партизаны, они такие ловкие! Если еще раз появится — взять!

Дал ему двоих солдат. Они ждали-ждали, и увидели, как Она вышла снова, опять те же слова говорит заведующему воинским складом:

— Уходите отсюда, иначе вам будет плохо...

И уходит обратно в церковь. Немцы хотели Ее взять — но не смогли даже сдвинуться с места, будто примагниченные. Когда Она скрылась за дверями храма — они бросились за Ней, но снова не нашли. Завскладом опять доложил своему командиру, тот еще двоих солдат дал и сказал:

— Если появится, то стрелять по ногам, только не убивать — мы Ее допросим.

Ловкачи такие! И когда они в третий раз встретили Ее, то начали стрелять по ногам. Пули бьют по ногам, по мантии, а Она как шла, так и идет, и крови нигде не видно ни капли. Человек бы не выдержал таких автоматных очередей — сразу бы свалился. Тогда они оробели. Доложили командиру, а тот говорит:

— Русская Мадонна...

Так они называли Царицу Небесную. Поняли, Кто велел им покинуть оскверненный храм в Ее монастыре. Пришлось немцам убирать из храма склад с оружием. Матерь Божия защитила своим предстательством Успенский монастырь и от бомбежки. Когда наши самолеты бросали бомбы на немецкие части, расположившиеся в монастыре, бомбы падали, но ни одна не взорвалась на территории.

И потом, когда прогнали фашистов и в монастыре расположились русские солдаты, немецкий летчик, дважды бомбивший эту территорию, видел, что бомбы упали точно, взорвались же везде — кроме монастырской территории. Когда война кончилась, этот летчик приезжал в монастырь, чтобы понять, что это за территория такая, что за место, которое он дважды бомбил — и ни разу бомба не взорвалась. А место это благодатное. Оно намоленное, вот Господь и не допустил, чтоб был разрушен остров веры. А если бы мы все верующие были - вся наша матушка Россия, Украина и Белоруссия - то никакая бы бомба нас не взяла, никакая! И «бомбы» с духовной заразой тоже бы вреда не причинили.

9.Оружие непобедимое
«Это было в наше время, в 1941 году, в годы Великой Отечественной войны. В деревне недалеко от Сергиева Посада жила благочестивая семья. Сын — Сергей окончил десять классов и размышлял, куда пойти дальше учиться. Но в июне началась война, и его призвали в армию. Мать, провожая Сергея на фронт, благословила его крестиком и сказала: “Смотри, сынок, не снимай крестика с себя, он тебя спасет от смерти”, — перекрестила, и сын уехал. Повезли ребят на фронт не подготовленных, и в первом же бою все, кого не убили, попали в плен. Среди пленников оказался и Сережа.

Выстроили солдатиков и приказали: “Командиры и коммунисты, два шага вперед из строя!” Никто не вышел. Тогда скомандовали: “Каждый второй — два шага вперед!” Среди вторых первым оказался Сережа. К нему первому и подошел немецкий офицер и рванул гимнастерку. Пуговицы оторвались, выпал крестик. Немецкий офицер ошеломленно посмотрел и начал у всех вторых таким же образом расстегивать гимнастерки. Но ни у кого крестика больше не оказалось. Он и говорит Сереже: “Ты есть христианин, а они есть коммунисты?” Юноша отвечает на это: “Я уверен, что ты не коммунист, но на тебе ведь тоже нет креста” — “О, да!” — ответил немец. Никого на этот раз не расстреляли, всех увезли в лагерь.

В лагере военнопленных почти не кормили, а кто уже не вставал от голода, отвозили в место, называемое “Долиною смерти”. Туда при наступлении темноты приходил палач и добивал едва живых людей.

 Однажды в барак прибыло пополнение, привезли новых русских военнопленных. Вошли они в барак и стали расспрашивать, кто откуда, разыскивая земляков. Один пожилой военнопленный спрашивал, есть ли москвичи. Сережа отозвался и сказал, что он живет в селе недалеко от Сергиева Посада. Обрадовался вновь прибывший и спросил: “А чей же ты будешь? — И я оттуда же”. Сережа ответил, кто его родители. Человек радостно сказал: “Я ведь с твоим отцом в Гражданскую воевал. А знаешь ли ты, какой сегодня день? Ведь сегодня память преподобного Сергия Радонежского. Значит, мы с тобой, Сережа, сегодня именинники. А у меня и угощение есть”, — и вынул из кармана три сырых свеклы. Разрезал — по ломтику на всех.

После этой сырой свеклы у Сережи открылся понос, и он скоро совсем слег. Через несколько дней его отнесли в “Долину смерти”. Впоследствии Сергей так рассказывал об этом: “Лежу и гляжу в небо. Нет у меня ни страха смерти, ни жалости к себе: я будто живой труп — настолько мне все безразлично. Вдруг подходит мужчина, поляк. Подошел молча. Я смотрю на него. Он, как и когда-то немец, рванул ворот гимнастерки, и на его руку выпал крестик. Он даже руку отдернул, а другую, занесенную с ножом, опустил. Постоял, подумал, и молча ушел. Когда совсем стемнело, пришел он со своей женой, положили меня на какое-то полотно и потащили. Притащили к себе домой и три месяца выхаживали, как своего сына. Когда я совсем окреп, меня перевели через линию фронта, к русским. И вновь я попал на передовую. Когда война закончилась, пришел к Тому, Кто меня провел живым через все фронтовые дороги и опасности... "

…Часто бывал в ночных дозорах – в белом маскхалате на сорокаградусном морозе и молил Бога, чтобы не встретились вражеские разведчики, чтобы никого не зарезать. В ночное время разрешалось действовать только холодным оружием, чтобы выстрелами не вызвать затяжного ночного боя. Зарезанный по своей смерти начинал преследовать зарезавшего. Бог избавил меня от этого страшного искушения. Война была настолько страшной, что я дал слово Богу, что если в этой страшной битве выживу, то обязательно уйду в монастырь.

…Представьте себе: идет жестокий бой, на нашу передовую лезут, сминая все на своем пути, немецкие танки, и вот в этом кромешном аду я вдруг вижу, как наш батальонный комиссар сорвал с головы каску, рухнул на колени и стал… молиться Богу. Да-да, плача, он бормотал полузабытые с детства слова молитвы, прося у Всевышнего, которого он еще вчера третировал, пощады и спасения. И понял я тогда: у каждого человека в душе Бог, к которому он когда-нибудь да придет».

Комментариев нет:

Отправить комментарий