Почему православному христианину нельзя быть экуменистом

Желаем нашим читателям внимательно вникнуть в рассматриваемую проблему, углубив свои познания в этой области, чтобы, по слову Апостола, быть всегда готовыми всякому, требующему у нас отчета в нашем уповании, дать ответ с кротостью и благоговением (см.: 1 Пет. 3, 15).

Сегодня много пишут, говорят и проповедуют об экуменизме, экуменических встречах, экуменическом объединении христиан, об экуменическом богословии и т. п. Но не все, употребляющие эти слова, понимают, что такое экуменизм.

 Слово «экуменизм» происходит от греческого oikoumene, oikew (обитать, населять). Следовательно, «экумени» – это «населенная, обитаемая земля, ойкумена», и поначалу этим словом обозначалась область, населенная людьми на нашей планете.
 И Церковь Христова в древности словом «ойкумена» называла землю и ее обитателей (см.: Мф. 24, 14; Лк. 21, 26; Откр. 3, 10; 12, 9). Соответственно, прилагательное «экуменический» означает «вселенский», т. е. относящийся ко всей земле и ее населению. Святая Православная Церковь по-гречески тоже именуется «вселенской», будучи ею по существу, ибо ее Божественный Основатель предназначил ей распространяться по всем обитаемым на земле местам (см.: Мф. 28, 19; Мк. 16, 15).

 Современное экуменическое движение тоже претендует на вселенскость, но подменяет вселенское единство в истинной вере чисто механическим соединением разных исповеданий, отпавших от Православия и чуждых ему, и потому современный экуменизм есть совершенно новое явление. В качестве идеи он появился в середине XIX века в Англии и Америке с целью объединить различные христианские исповедания, которые неверно именовались «церквами». К достижению этой цели настойчиво стремится созданный на Амстердамской ассамблее 1948 года Всемирный Совет «церквей» (ВСЦ), центр которого находится в Женеве.

 Современный термин «экуменизм» придуман и введен в употребление Джоном Моттом (1865–1955), известным масонским лидером и председателем ИМКА. Произошло это на съезде «Международного миссионерского совета», работавшего в 1910 году в Эдинбурге (Шотландия) под его председательством. Тогда и было положено начало всему экуменическому движению.

 Характерно, что Джон Мотт для обозначения этого движения выбрал не западное латинское слово «универсализм» (от universum – вселенная), а греческий аналог – «экуменикос» (откуда – экуменизм), который относится только к Православию как истинному вселенскому вероисповеданию. Очевидно, ближайшей открытой целью такой подмены было стремление замаскировать еретический замысел православным термином, взятым из классического для Православия греческого языка, а отдаленной – возможность рано или поздно отождествить Вселенские Cоборы (по-гречески – Sinodoi Oikoumenikai ) с «Экуменическим советом» (ВСЦ), который в конце концов мог бы провозгласить себя «Вселенским собором».

 <…> Итак, понятие «вселенский» – «oikoumenikos», которое всегда относилось к одной Православной Церкви, сегодня применяется к новому, чуждому для Православия движению, называемому «экуменическим». Внешнее сходство, однако, не есть доказательство внутреннего тождества. Как гласит латинская пословица: «Si duo dicunt idem, non est idem», т.е. «если двое говорят одно и то же, это не есть одно и то же». Так же и термин «экуменизм» употребляется Православной Церковью в одном, истинном смысле, а современным экуменическим движением – совсем в другом.

 Задолго до появления женевского экуменизма возник, существует и будет всегда существовать истинный православный экуменизм – экуменизм, или вселенскость святой Православной Церкви, основанной Господом нашим Иисусом Христом с целью распространения через нее по всему миру возвещенной Христом Богооткровенной истины и осуществления совершенного Им спасения. Мы дерзаем утверждать, что целиком принадлежим к этому древнему и вечно новому подлинному экуменизму, т.е. ко вселенскости святой Православной Церкви. Между этим православным экуменизмом и современным женевским экуменизмом существуют коренные противоречия и глубокие, непреодолимые догматические различия.

 По этой причине мы не можем быть экуменистами в современном смысле слова, ибо мы – настоящие экуменисты как члены Православной Церкви, которая со своего основания называется ВСЕЛЕНСКОЙ! Как нельзя принадлежать к двум разным вероисповеданиям – например, невозможно, будучи подлинно православным, быть одновременно протестантом, – так нельзя, будучи членом святой Православной Вселенской Церкви, участвовать в экуменическом движении, которое – особенно в последнее время – все настойчивей навязывает свои взгляды, глубоко чуждые Православию.

 Женевские экуменисты именуют экуменизм «движением Св. Духа в наше время» и считают, что можно говорить по-новому о Боге, о тайне Христа и в особенности о св. Церкви, открыто пренебрегая православными догматами, канонами и Священным Преданием. Но святое Православие не может согласиться с этим; оно не допускает новой редакции догматов, изменения канонов и измены вековым православным преданиям. Православие строго держится принятого от Господа Иисуса Христа и его св. апостолов, ибо хочет остаться верным завету св. апостола Павла: Стойте и держите предания, которым вы научены или словом, или посланием нашим (2 Фес. 2, 15). Разница между взглядами женевского экуменизма и учением св. Православной Церкви настолько велика, что бросается в глаза даже неискушенному в богословии православному христианину, вызывая у него законное недоверие к экуменическому движению.

 Каждое неправославное религиозное учение является небогоугодным и откровенно гибельным, ибо дерзновенно подменяет еретической ложью спасительное Богооткровенное учение. Этим оно гневит Бога и удаляет от Него. В Священном Писании Бог засвидетельствовал неоднократно, что не только подменяющие Его идолами, но и проповедающие о Нем неверно вызывают Его гнев. Вот что читаем в книге Иова: Егда изглагола Господь вся глаголы сия Иову, рече Господь ко Елифазу Феманинину: Согрешил, еси ты и оба друзие твои: не глаголасте бо предо Мною ничтоже истинно, якоже раб Мой Иов (Иов. 42, 7). Духовно просвещенный христианин знает, как страшно поверить ложному учению о Боге, Который есть Бог истины (см.: Пс. 30, 6), как страшно искажать Божественные догматы, навлекая тем самым на себя праведный гнев Божий! Недаром св. апостол Павел советует своему ученику Тимофею: Потщися себе искусна составити пред Богом, делателя непостыдна, право правяща слово истины (2 Тим. 2, 15).

 Достоинство Православия в том, что оно и только оно из всех так называемых христианских исповеданий всегда правильно учило и учит о Боге, о Христе, об Его святой Церкви и о всех Божественных тайнах, тогда как прочие исповедания содержат истину в неправде (Рим. 1, 18). Оно с самого начала и поныне хранит неизмененными Богооткровенное учение и Священное Предание.

 <…> Как святая Православная Церковь всегда верна Богу и правильно учит о Нем, так и каждый отдельный член ее должен пребывать верным Богу и неуклонно держаться церковного учения, дабы не утратить своей принадлежности к Церкви и не лишиться вечного спасения в соответствии с Символом св. Афанасия Великого: «Если кто хочет спастись, прежде всего должен держаться Вселенской веры. Если кто не хранит ее здоровой и неискаженной, тот несомненно погибнет навеки!» Тайновидец св. апостол Иоанн Богослов велит нам ничего не менять из того, что приняли сначала, т. е. ничего не прибавлять и ничего не убавлять от того, что нам завещал Сам Дух Святый (см.: Откр. 22, 18–19), ибо иначе мы лишаемся участия в Божественной жизни, которой удостаиваются лишь оставшиеся верными до смерти (см.: Там же. 2, 10).

 Этот же апостол христианской любви весьма твердо отстаивал исповедание истинной веры: Кто приходит к вам, и не приносит сего учения, того не принимайте в дом и не приветствуйте его. Ибо приветствующий его участвует в злых делах его (2 Ин. 1, 10-11), и потому требовал: Итак, что вы слышали от начала, то и да пребывает в вас! Если пребудет в вас то, что вы слышали от начала, то и вы пребудете в Сыне и Отце (1 Ин. 2, 24). Это значит – кто не пребывает в Богооткровенном учении, завещанном нам Христом через св. апостолов, тот будет чужд Божественной и Животворящей Троице и погибнет навеки!

 Нынешний экуменизм отходит от вековой Православной веры и сближается с инославными исповеданиями, которые, подобно друзьям Иова, не говорят правду о Боге, как Божий раб Иов. Поэтому православный христианин, для которого спасение души является самым важным делом в жизни (см.: 1 Петр. 1, 9), не может безразлично относиться к экуменизму, который старается подменить исповедуемую нами Православную веру иным, чуждым и весьма неверным мировоззрением.

 Занимаясь вопросом об экуменизме и его погибельности, мы нашли в ходе исследований ряд очень важных оснований, которые не позволяют нам сочувствовать экуменизму и участвовать в нем. Этими основаниями хочется поделиться со всеми искренне верующими и жаждущими вечного спасения во Христе Иисусе Господе нашем, в общении с Его Святой Церковью.
Экуменизм гибелен и для инославных, и для православных. Путем экуменизма инославные не обретают истину, а обладающие ею православные удаляются от нее. Поясним. Инославные, которые искренне ищут спасительной истины и возрождающей благодати, не могут обратиться к святому Православию, участвуя в экуменизме, ибо они еще сильнее утверждаются в своем заблуждении, так как ВСЦ признает их сектантские и еретические общности «церквами». Какой же истинной Церкви они будут искать, имея свою «церковь» и свои «таинства»?! Св. Киприан Карфагенский весьма мудро говорит, что «еретики никогда не придут в Церковь, если мы будем утверждать их в убеждении, будто и они имеют церковь и таинства». Таким образом, «православные» экуменисты, признавая за еретическими общностями право называться «церквами», губят их для Церкви!

 Постоянно духовно-молитвенно общаясь с инославными, сами православные участники экуменизма незаметно заражаются их неправославными и крайне либеральными взглядами и теряют чистоту своей Православной веры. В качестве примера упомянем греческого богослова Никоса Ниссиотиса, испытанного экуменического деятеля и директора Института воспитания молодых экуменистов в Боссе (под Женевой). Под влиянием общения с инославными он стал таким либералом в богословии, что, вопреки православной догматике, принялся утверждать, будто:

 «Есть только одна общность всех верующих во Христа через Дух». (Тем самым Ниссиотис подменяет Православную Церковь некоей «надконфессиональной общностью», упраздняя догматическую истину об единой истинной Христовой Церкви – Православной);

 «Церковь универсально едина и раскрывается везде как таковая». (Следовательно, для Ниссиотиса Церковь не только в Православии, а, в качестве экуменической «универсальной церкви», объединяет и неправославных);

 «Никакая церковная общность не может жить отдельно и в стороне от других христиан и христианских общностей». (По мнению Ниссиотиса, Православная Церковь не может существовать вне еретических общностей, что совершенно неприемлемо для православного христианина, который знает, что Православная Церковь прекрасно жила до сих пор, не нуждаясь ни в каком общении или союзе с еретиками);

 «Все христианские общности требуют обновления и глубокого преобразования». (По Ниссиотису, и Православная Церковь как религиозная общность нуждается в экуменическом «обновлении»!).

 На этом Ниссиотис не остановился: к новой экуменической общности он приложил сделанное св. апостолом Павлом сравнение Церкви как тела Христова с различными членами (см.: Рим. 12, 4–8; Еф. 4, 15).

 Участие в экуменическом движении дает якобы каждой «церкви» право сохранить свою экклезиологию, хотя на деле ей приходится относиться к другим христианским общностям как равноправным «церквам», в которых якобы тоже действует единый Дух. Будучи экуменистом, Ниссиотис не может придерживаться иного взгляда и потому утверждает: «Хотя в экклезиологическом плане отношение каждой церкви к другой (церкви) остается неизменным, и хотя никакое публичное заявление ВСЦ, например Торонтский документ, не требует от одной церкви признания церквами других членов, участие в Совете означает, что каждая церковь должна осознать, что... не может уже жить для себя, изолированно, что и другие христианские общности облагодатствованы Св. Духом особыми дарами», «что универсальная церковь выходит за пределы исторической церкви, к которой мы принадлежим».

Какой же истинной Церкви они будут искать, имея свою «церковь» и свои «таинства»?! Св. Киприан Карфагенский весьма мудро говорит, что «еретики никогда не придут в Церковь, если мы будем утверждать их в убеждении, будто и они имеют церковь и таинства».

Погрязнув в экуменизме, неправедно учат не только отдельные «православные» богословы вроде Ниссиотиса. Сама Константинопольская Патриархия <...> сделала по случаю 25-летия ВСЦ заявление, в котором экуменическому движению дана высочайшая оценка. Вместо того чтобы порвать с экуменизмом и хранить верность православным догматам и канонам, Патриархия (на наш взгляд, в данном случае все же неверно говорить о всей Патриархии, т.к. подобные высказывания, как правило, составляются в узком кругу небольшой части высших церковных иерархов, дерзающих обнародовать их от имени всей Патриархии. Это, по сути, те же отдельные «православные богословы», взгляды которых идут вразрез с мнением церковной полноты – большинства пастырей и народа Божия. Если же приписывать сомнительные высказывания отдельных экуменистов всей – той или иной – Поместной Церкви, как делают сегодня некоторые неразумные ревнители, то по ошибке можно прийти к убеждению в ее безблагодатности, еретичности и встать на путь раскола. – Примеч. ред.) угодливо и безрассудно именует его «одним из путей, выбранных Господом, дабы людям стала ближе новая заповедь о любви, дабы Церковь уделила больше внимания Его заповеди о примирении и единстве».

 Эти льстивые слова догматически неверны. Ошибочно думать, будто Господь выбрал путь экуменизма, чтоб посредством его осуществлять заповедь о любви к людям. Путь экуменизма есть путь синкретизма, путь поддержки разных ересей и, как мы увидим дальше, искажения догмата о Церкви, путь попрания Богоустановленных канонов, путь измены Христу – одним словом, путь отступничества от истины. Следовательно, Бог не выбрал экуменизм, а попустил его в наши апокалиптические времена, да откроются помышления многих сердец (Лк. 2, 35).

 Константинопольская Патриархия изменяет самой себе (некорректное, на наш взгляд, выражение. – Примеч. ред.) и своим православным традициям, раболепно высказываясь в угоду экуменизму, основу которого составляет протестантизм со всеми его направлениями, ересями и сектами, объединенными во Всемирном совете «церквей». Иначе думал в XVI веке о только что появившихся протестантах-лютеранах доблестный защитник Православия Константинопольский Патриарх Иеремия II. После того как по их просьбе он изъяснил сущность Православной веры в трех пространных трактатах и убедился из их ответов, что они противятся истине, Патриарх написал: «Просим вас не утруждать нас более, не писать об этом, не посылать к нам, раз вы светильников Церкви и богословов перетолковываете иначе, и, на словах почитая их и превознося, на самом деле отвергаете и доказываете, что оружие наше безполезно, т.е. святые и божественные их слова, при помощи которых мы могли бы и еще писать и опровергать вас. Итак, избавьте нас от хлопот! Идите своим путем и впредь о догматах нам не пишите!»

 Участие православных в экуменическом движении крайне опасно, так как незаметно ведет их к измене православному «верую», заставляя видеть в еретических общностях «церкви», якобы облагодатствованные особыми дарами Св. Духа, и считать Православную Церковь слишком «малой», чтобы называться вселенской. «Вселенской», по мнению экуменистов, может быть лишь «универсальная церковь», т.е. объединение всех существующих «церквей», равных пред Богом. По мнению Висерт-Хуфта (долголетнего генерального секретаря ВСЦ), Иисус Христос живет во всех церквах, независимо от их отличий друг от друга.

 Но разве могут существовать многие церкви, все одинаково угодные Богу? Ведь Господь Иисус Христос основал единую Церковь, внутренне объединяемую исповеданием единой веры Православной, неизменной по всему миру и на все века. На Первом Вселенском соборе в 325 году св. Царь Константин Великий в «Послании к епископам, не присутствовавшим на Соборе», заявил: «Спаситель наш благоволил иметь единую Свою Вселенскую Церковь, дабы могли все члены ее, как бы ни были рассеяны по всем местам, согреваться единым духом, т.е. единой Божественной волей». Самым безусловным признаком принадлежности к истинной Христовой Церкви служит полное исповедание хранимой в ней Истины. Св. Иоанн Кассиан отмечает: «Без всякого сомнения тот, кто не исповедует веру Церкви, находится вне Церкви». То же самое подчеркивает и Константинопольский Патриарх Иеремия II: «Члены Церкви Христовой всецело преданы истине, а не всецело преданные истине не суть члены Церкви Христовой» (важно отметить, что в данном случае авторы приводят изречения св. Иоанна Кассиана и Патриарха Иеремии, имея в виду членов еретических обществ – протестантов, монофизитов и проч. неправославных участников ВСЦ, но не «православных» экуменистов, которые пока еще официально находятся в лоне Православной Церкви. К сожалению, некоторые ревнители не по разуму могут истолковать эти высказывания неверно и самовольно «отлучить» от Церкви тех или иных нынешних епископов и Патриархов, что канонически недопустимо и опять же ведет к расколу. – Примеч. ред.).

Итак, православный христианин не должен участвовать в экуменизме так как:

 1) он подменяет правильное понятие о Церкви как ВСЕЛЕНСКОЙ, в смысле защищающей Богооткровенную истину, неверным для Церкви определением «универсальной» в географически-вселенском смысле;
 2) предпочитает количество, а не качество исповедания Истины;
 3) навязывает лжеучения, якобы «вселенские», вне Истины;
 4) утверждает неправославных в убеждении, будто и они принадлежат к Церкви;
 5) следовательно, экуменизм препятствует искренним искателям Истины обрести ее в общении с Православной Христовой Церковью!



Архимандрит
 Серафим (АЛЕКСИЕВ),
архимандрит
 Сергий (ЯЗАДЖИЕВ)


Комментариев нет:

Отправить комментарий