Посвящается всем солдатам и офицерам, погибшим на войне в Афганистане.

Сколько же нужно пережить человеку горя в жизни, чтобы понять одну простую истину: что только в смирении и покаянии можно соприкоснуться с Божией любовью.
 Чтобы прийти к покаянию и понять, что без Бога жизнь не имеет значения, мне понадобилось почти тридцать лет.
 Пройдя Афган, тюрьму, плен в Чечено-Ингушетии и годы скитаний и борьбы, утомленный дорогой жизни, я понял: мы должны жаждать эту свободу, которую дает нам Иисус Христос. Он, Сын Божий, стал Человеком, чтобы примирить нас с Богом. Он есть умилостивление за грехи наши (1 Ин. 2, 2).
 На протяжении тридцати лет я не знал, что есть Господь. Купаясь и захлебываясь в болоте запретного плода, идя тропами греха – этой мерзости.

 Сегодня я понимаю, что Бог умер и воскрес за меня – грешника. Великое чудо – пребывать в Божией любви!

 Я благодарен Господу за то, что на протяжении всей моей жизни берег меня, помогал в тяжелые минуты! Благослови, душа моя, Господа, и вся внутренность моя – святое имя Его. Благослови, душа моя, Господа и не забывай всех благодеяний Его. Он прощает все беззакония твои, исцеляет все недуги твои: Избавляет от могилы жизнь твою, венчает тебя милостью и щедротами (Пс. 102, 1–4).

 В апреле 1986 года меня призвали в Армию. В городе Курске написал рапорт о прохождении дальнейшей службы в Афганистане. Так попал сначала в учебку города Кушка. После трех месяцев обучения отправили в Афган.

 Я помню все... После учебки переправили на военный аэродром города Мары. Помню, как там садились в самолет, как, поднимаясь по трапу, я повернулся и произнес: «Прощай, страна!» Помню, как летели и уже в Кабуле узнали, что самолет, в котором мы находились в воздухе, был обстрелян.

 Из Кабула на самолете нас отправили в город Джелалабад. Оттуда машиной на Афгано-Пакистанскую границу.

 Горный воздух – это прекрасно, первое впечатление – незабываемо. Тогда я не знал, что ждет меня дальше. Насколько эта земля, опаленная войной, жестока. И что такое война.

 Жили мы в палатках, где стояли двухъярусные кровати, тумбочки и печка (буржуйка). В ста метрах от места нашего проживания на деревьях росли апельсины, гибриды, лимоны. Хотя солдатам запрещалось ходить в «зеленку» (зеленую полосу), – можно было подорваться на мине, – мы все равно потихоньку бегали и собирали недозрелые плоды.

 Впервые в жизни я увидел скорпионов, змей, варана, шакалов, одно- и двугорбых верблюдов. Слышал, как кричит выпь (как плачущий младенец). Один из офицеров приручил обезьяну, нося ее на своих плечах. Это доброе и симпатичное животное.

 Десять дней мы проходили курсы молодого бойца, потом нас распределили.

 Мы долго готовились. И вот моя первая боевая операция. Настал день, и колонна тронулась в путь. Ехали КАМАЗы, ЗИЛы- 131, груженные снарядами, топливом, БТРы, БМП.
 Место, куда направлялась колонна, – в 80-ти километрах от бригады. По прибытии туда сразу же началась перестрелка. Психологически – это очень тяжело. И вот убитые, раненые. Один из парней моего призыва получил серьезное ранение в живот.

 Впервые в жизни я увидел войну, пережив чувство страха и боли. До сих пор не могу понять: кому нужна была эта война? Сколько жестокости и зла, ненависти и насилия живет в нас, людях!

 Тот скорбный, страшный день отложился в моей памяти на всю оставшуюся жизнь. Во мне ожил сон, который я видел еще в пятилетнем возрасте. Лев преследовал меня. Страх овладевал мной. Непонятный груз давил на сердце, и очень хотелось сбросить его. Но я не знал, как...

 Волна нарастающей жестокости перевернула мое представление о войне.

 Сегодня, читая и исследуя Библию, я анализирую то нелегкое для меня время. Если бы можно было знать, что нас ожидает дальше! Если бы было возможно когда-нибудь человеку преодолеть границу времени и заглянуть в будущее! Какова цена человеческой жизни? 3ачем? Почему? Как же так? Что происходит в нашем мире?

 В Новом Завете есть такие строки: Также услышите о войнах и о военных слухах. Смотрите, не ужасайтесь, ибо надлежит всему тому быть, но это еще не конец: Ибо восстанет народ на народ, и царство на царство... (Мф. 24, 6–7).

 Все тело пронизовало жгучей болью, когда видел, как девятнадцатилетнего парнишку, на носилках выносили с поля боя... Тогда это было чудовищным зрелищем. Бой продолжался несколько часов, без перерыва, потом затихал, и снова автоматные очереди... Так продолжалось около суток.

 На следующий день уставшие физически, но больше психологически мы возвращались с боевой операции в бригаду. Многие солдаты сидели сверху, на раскаленной броне БТРов. Из-за жары и пыли песок скрипел на зубах.

 Проезжали мимо кишлаков. Жизнь там была своеобразная. Мужчины до сих пор работали мотыгой, женщины ходили в паранже.

 Приходилось соблюдать меры предосторожности. Если просили у местных жителей пить, то сначала показывали жестами, чтобы тот, кто выносил воду, сам попробовал. Это было необходимо, чтобы избежать отравлений. В этой стране всякое бывало.

 Тогда, впервые в жизни, там, в Афгане, я попробовал наркотик. Правда, не увлекался, хотя стресс снимает. Не знаю, но что-то внутри мне подсказывало: «Не делай этого!»

 Уже тогда многого не понимая, я начал серьезно задумываться о жизни.

 По прибытии в бригаду, солдаты, которые оставались там, радовались и обнимали тех, кто вернулся с боевой операции... Незабываемое чувство...

 Я долго не мог прийти в себя. До сих пор иногда я просыпаюсь в холодном поту от страха и боли тех дней.

 Там, в Афгане, я часто думал о доме, о своих близких, и это мне помогало.

 Много еще что произошло, да и внутренние раны долго заживали... В Афганистане мне пришлось недолго находиться, меня перевели в СССР.

 В городе Чирчике Ташкенской области перенес очень тяжелый паратиф. Уже потом начальник инфекционного отделения, подполковник, сказал, что врачи не верили в то, что я выживу, шансов почти не было. Прошло несколько дней после перенесенной болезни, как другая свалила меня – малярия. И это все Афган. Затем была операция на ноге – флегмона ступни. Так я провел три с половиной месяца в госпитале.

 Все это время писем домой не писал – не хотел расстраивать родных. Если б я только мог знать, сколько пришлось пережить им... Тогда мне казалось, что я поступал правильно.

 Сегодня понимаю, что был не прав. Всякий путь человека прям в глазах его; но Господь взвешивает сердца (Притч. 21, 2).

 Ну почему мы так поздно понимаем, что такое нежность, любовь мамы и папы – самых близких людей во всей Вселенной?

 После ранее перенесенных болезней и из-за сильного нервного потрясения был направлен в 340-й окружной госпиталь города Ташкента. Не дослужив три месяца, меня комиссовали. А дальше – путь домой...

 Наша Армия самая сильная в мире! Велико мужество наших офицеров и солдат!

 Война в Афганистане унесла с собой тысячи молодых жизней, а еще больше искалечила... Сколько ребят, переживших эту страшную войну, полегло уже в СССР в мирное время... Многие из них, придя из Афгана, оказались никому не нужными. А сколько отцов и матерей не дождались своих сыновей?.. Эта утрата невосполнима...



Источник: сайт «Русское
 Воскресение»

Комментариев нет:

Отправить комментарий