Протоиерей Николай Гурьянов о Путине и России: «Власть его будет погонная…»

Это событие, произошло несколько лет назад, но и сегодня не проходит и дня, чтобы я не вспомнил о нем, о пророческих словах всеми любимого, недавно почившем о Бозе старца о. Николая Гурьянова о следующем после  Б.Ельцина правителе России. А было это так.
В сентябре 1997 года с небольшой группой паломников после завершения престольного праздника в Псковском Снетогорском женском монастыре Рождества Пресвятой Богородицы я отправился на о.Талабск (Залита) к известному всему Православному миру старцу протоиерею Николаю за духовной помощью и советом. В  то время я ожидал переезда из Магадана в Санкт-Петербург всей своей семьи, долго писал и не мог закончить книгу, а потому, по совету людей, направился к батюшке, чтобы узнать, когда мне ждать своих родных. Каждый из нас паломников надеялся от батюшки узнать о наболевшем, а потому группа собралась быстро, и мы, не теряя времени, отправились в путь.
Быстро темнело, погода портилась, подул пронизывающий ветер с дождем, и на озере поднялись волны. Лодку, в которой мы плыли буквально подбрасывало на волнах. Мы усердно молились, прося у Бога прощения за прегрешения, считая такую погоду укором нам и испытанием. Но вот лодка причалила к берегу, мы вступили на остров и начали поиск ночлега. К батюшке идти было конечно поздно, да и погода не вселяла надежд, на встречу с ним. Многие из нас за эту ночь осмыслили свои вопросы, от некоторых суетных и нелепых отказались, но другие стали более лаконичными и сердечными.

Ранним утром 23 или 24 сентября 1997 года, точно уже не помню, нас встречала совсем другая погода – ясное, удивительно чистое небо, полное безветрие и прекрасный восход солнца. Мы, помолясь и поблагодарив Бога за все, отправились к батюшке к его домику. Там уже стояли паломники, некоторые только подходили к заветной калитке. Как нам сказали опытные паломники, батюшка уже встал и молится перед выходом к вновь прибывшим. Мы вошли во дворик, и стали ждать, наблюдая за всем происходящим вокруг.  Вдруг, все как бы ожило: на крышу дома слетелись  голуби, а через несколько минут к воротам калитки подошла …белая лошадь, остановилась, высунув голову за ограду и как бы ожидая батюшку для приветствия…

Нас было человек десять, многие были у старца впервые, и, конечно,  мы познакомились друг с другом, запомнив все происходящее вокруг нас до мелочей.

И вот дверь в домик открылась, и батюшка вышел к нам для благословения и помазывания маслом. Поочередно мы с волнением и трепетом подходили к нему, кратко рассказывали о себе: кто и откуда, и спрашивали о своем.

Я тоже спросил, когда мне ждать своих с Севера, на что батюшка ответил: «Скоро. Скоро приедут». Получив благословение для написания книги и совет «поспешая, не спеши», я отошел в сторону. И только одна женщина спросила батюшку не о своем, личном, а о всех нас. Ответы батюшки я не забуду никогда.

-         Батюшка Николай, кто будет после Ельцина? Чего нам ждать?

-         После будет военный.

-         Скоро ли?  

-         …Власть его будет погонная.  Но век его мал, да и он сам. Будут гонения, на черноризцев и церковь.  Власть будет как при коммунистах и Политбюро.

-         А что дальше-то будет?

-         А после будет Царь Православный.

-         А мы доживем, батюшка?

-         Вы–то-  да.

После этих слов отец  Николай благословил женщину. Вслед за ней каждый из нас, стоящих с замиранием сердца в стороне и слышавших слова старца, еще раз подошли к нему и благословились на обратную дорогу.

Признаюсь Вам, что главное, что я запомнил из слов старца – новый президент будет военным. На кого мы в то время только не думали. Руцкой, Лебедь, кто-то другой? Но проходил год-другой, а все они оставались не удел. Со временем слова отца Николая стали забываться, но 31 декабря 1999 года в 15 часов дня, наблюдая по ТВ «отречение» Ельцина, я как будто очнулся от сна. Удивительно то, что в этот день я был в гостях у еще одного паломника, моего давнего друга, который также был свидетелем слов батюшки. Вместе мы и припомнили в деталях эти пророческие, исполнившиеся в точности слова отца Николая. Даже слово «пого(а)нная», как бы образное и двусмысленное, тотчас  стало понятным, а теперь и вовсе открылось.

Родные мои с севера действительно, как и сказал о. Николай, приехали скоро, через 2 месяца после паломничества к дорогому батюшке. Да и книгу я до сих пор не закончил. А в скором времени ограничился и приезд  паломников к батюшке.  А ранее ведь к нему во множестве и депутаты из Москвы, и военные, и чиновники  за советом и благословением прибывали.

О «погонном» правителе я стал расспрашивать дальше. В то время, когда он уже стал исполняющим обязанности президента, я отправился к одному очень известному и прозорливому игумену, и теперь живущему на покое в древнейшем на Руси монастыре. Сказанное игуменом потрясло меня еще больше потому, что в точности  соответствовало характеристике нового правителя, данной ему почившим старцем Николаем. Я услышал много нового, о чем мне было сказано один на один в келии монастыря с большими и не понятными мне тогда предосторожностями. Теперь мне ясно, почему игумен был так осторожен и просил не называть его имени где бы то ни было. Об этом я расскажу в другой раз.